Поиск
  • eic-ano

ЛУКОЙЛ хочет стать углеродно-нейтральным к 2050 году, «как и вся Европа»


ПАО «ЛУКОЙЛ» представило в Брюсселе прогноз глобального энергетического развития на среднесрочную перспективу — доклад «Основные тенденции развития мирового рынка жидких углеводородов до 2035 года». В нем исследуется, как изменение структуры мирового автопарка, развитие рынка электромобилей и ожидаемое повышение топливной эффективности транспорта влияет на спрос на нефть.


Вице-президент по стратегическому развитию Компании Леонид Федун привел в прогнозе оценку необходимого объема новых проектов нефтедобычи для удовлетворения мирового спроса при различных сценариях развития альтернативных энергетических технологий. А также дал анализ ожидаемых изменений в структуре производства нефтепродуктов.


По итогам презентации состоялась дискуссия с участием представителей европейских органов власти, бизнес-сообщества, НКО и отраслевых организаций, а также средств массовой информации. Кроме того, Л.Федун дал интервью агентству «Рейтер» накануне мероприятия.


Посмотрим на содержание Прогноза и сопутствующих комментариев/заявлений. Кстати, последние, куда более интересны, чем сам доклад.


Как известно, на сегодняшний день все крупные западные нефтяные компании установили различные цели по сокращению выбросов углерода к определенным датам. В последнее время планка обещаний поднимается всё выше. Некоторые уже дают клятвы достичь нулевого уровня выбросов к 2050 году. Например, нефтегазовый гигант BP объявил в феврале, что намерен стать «углеродно-нейтральным», достичь нулевого балансов выбросов СО2 (net zero) к 2050 году «или раньше».


Судя по всему, ЛУКОЙЛ не хочет отставать от этой тенденции.


«ЛУКОЙЛ начинает разрабатывать свою собственную климатическую стратегию — мы будем стремиться к достижению углеродной нейтральности к 2050 году, как и вся Европа», — сказал Федун в интервью «Рейтер», добавив, что его компания планирует расширять свою деятельность в области солнечной и ветровой энергетики наряду с гидроэнергетикой.


Не собираюсь гадать, в какой пропорции здесь делятся деловая прагматика и любовь к планете Земля, остановлюсь на бизнес-стороне.


ЛУКОЙЛ работает в разных странах и поставляет продукцию на зарубежные рынки, большая её часть экспортируется в Европу. Поэтому компания не считает возможным игнорировать важные мировые события, касающиеся её основной деятельности. Например, будущее обложение специальными углеродными налогами/сборами товаров, импортируемых в Европу. Не дожидаясь пока её «призовут к ответу» (иностранные регуляторы, инвесторы и покупатели), компания играет на опережение. Не случайно местом для презентации нового доклада был выбран «Брюссельский обком», в Москве климатическая озабоченность нефтегазовой компании вряд ли была бы встречена с сочувствием. «Мы прекрасно понимаем, что пока российское правительство не углубилось в эти темы. Например, я встречался с руководителями министерства экономики, министерства финансов — они пока очень мало над этой темой думают», — говорит Федун (цитата по сообщению агентства «Прайм»).


В представленном Докладе также виден довольно сильный акцент на климатической проблеме, а один из рассматриваемых трёх сценариев мирового энергетического развития носит название «Климат». В Докладе сказано, что ЛУКОЙЛ «поддерживает глобальные усилия по сокращению выбросов парниковых газов и достижению целей Парижского соглашения».


В сценарии «Климат» существенный вклад в сокращение выбросов парниковых газов вносят мероприятия по лесовосстановлению. Вообще, лесная тема занимает видное место в климатической риторике Компании.


«Лесоразведение — это важная область для сокращения выбросов CO2», — приводит слова Федуна издание EURACTIV. «Посадка деревьев павловнии возле нашего Волгоградского НПЗ позволит улавливать до 30 тонн CO2 с гектара в год и производить ценные древесину, корма и биотопливо», — говорит вице-президент ЛУКОЙЛа.


В указанном сценарии доклада человечество достигает нулевого уровня выбросов к 2065 году путём не столько физического сокращения выбросов, сколько 1) улавливания и хранения углерода и 2) компенсаций в области землепользования и лесного хозяйства (стр. 21).



Подход логичный для нефтегазовой компании, но лукавый.


В остальном, прогноз ЛУКОЙЛа не содержит каких-то значительных откровений. Горизонт прогнозирования короткий, и за такой срок существенных изменений не произойдёт. В сценарии «Климат» пик нефти ожидается в 2027 году, что является довольно агрессивным предположением. В двух других сценариях до конца прогнозного периода (2035 год) пика спроса на жидкие углеводороды не предвидится.


Например, на стр. 19 говорится, что «развитие альтернативной энергетики и альтернативного транспорта требует предоставления значительных субсидий. Субсидирование ВИЭ во многих странах осуществляется за счет налогообложения ископаемых топлив».


Если мы используем настоящее время, то первое предложение является ложным. Значительных субсидий для развития «альтернативной энергетики» сегодня не требуется. С другой стороны, как отмечает Федун, «себестоимость добычи ресурсов в Арктике колоссальная. Без масштабных государственных льгот и поддержек проекты развивать там невозможно» (Reuters). То есть всё-таки развитие добычи нефти и газа требует колоссальных субсидий, а не развитие ВИЭ.


Второе предложение — это высказывание пропагандистского толка. В Германии за весь срок существования системы поддержки ВИЭ построили >110 ГВт солнечных и ветровых электростанций, оплатив их исключительно деньгами потребителей, в первую очередь, граждан, и вне рамок налоговой системы. Инвестиции в солнечные и ветровые электростанции в США стимулируются с помощью налоговых вычетов (Tax credits)… В каких многих странах «субсидирование ВИЭ осуществляется за счет налогообложения ископаемых топлив»? Примеров ЛУКОЙЛ не приводит. Практику перераспределения средств из сырьевых секторов в пользу проектов в области новых (безуглеродных) энергетических технологий следует всячески приветствовать и поддерживать. К сожалению, она пока распространена недостаточно.


По поводу развития электрического транспорта авторы приводят устаревшие и спорные данные. В частности, повторяется старая песня, что «влияние топливной эффективности на спрос на нефть в прогнозном периоде будет более значительным, чем эффект от распространения альтернативного транспорта» (стр. 35).


Или следующее: «для многих стран переход на электромобили будет крайне дорогим и малоэффективным способом снизить выбросы CO2» (стр. 31). Утверждение эффектное, но бессмысленное, не просто ошибочное. Переход на электромобили (включая водородные) — это единственный способ снижения выбросов в сегменте автодорожного транспорта до нужных уровней, соответствующих траектории Парижского соглашения. С чем можно сравнить стоимость и эффективность единственного безальтернативного варианта? Похоже, ЛУКОЙЛ пытается подвести читателя к мысли, что лучше оставить «дорогие» электромобили и обратиться к другим, более «дешёвым и эффективным» технологиям по снижению выбросов парниковых газов (видимо, к улавливанию и хранению углерода). На кого это рассчитано? Авторам из ЛУКОЙЛа следовало бы ознакомится со статьей из научного журнала Joule «Недооценённый потенциал электромобилей для снижения выбросов».


По оценкам ЛУКОЙЛа, «по стоимости владения электромобили и автомобили с ДВС сравняются к 2030–2035 годам в зависимости от класса автомобиля и региона» (стр. 28). Весьма странная позиция, которую без знания методологии, которая привела к такой оценке, не объяснить. Дело в том, что существует широкий круг исследований, в соответствии с которыми полная стоимость владения электромобилем уже сегодня ниже, чем у автомобиля с ДВС.


В общем, такие мелочи сильно портят в целом нормальный доклад.


Источник: renen.ru

Просмотров: 34

Недавние посты

Смотреть все

Премьер Японии объявил о переходе к углеродно-нейтральному обществу до 2050 г

На прошлой неделе мы рассказывали о планах японского правительства по достижению «углеродно-нейтрального состояния» к 2050 году. В понедельник премьер-министр Ёсихидэ Суга в своей речи в парламенте п

Татьяна Митрова: «Практически исчезает пресловутая ресурсная рента»

Четвертое интервью из цикла «Что (же) делать» Татьяна Митрова и Сергей Гуриев VTimes продолжают публиковать цикл интервью экономиста Сергея Гуриева «Что (же) делать» – о том, как построить свободную

© 2020 АНО "ЦЭИ"

Сайт создан на Wix.com