Поиск
  • eic-ano

Пересядет ли Россия с «нефтяной иглы» на солнце

Международное агентство по возобновляемой энергетике предсказывает, что к 2030 году Россия будет глубоким аутсайдером по возобновляемым источникам энергии, имея лишь 4% рынка — это игрушки по сравнению с тем, что происходит в мире.


Когда говорят, что развитие ВИЭ не должно идти в ущерб другим, это звучит так, как если бы производители арифмометров защищали свой товар в то время, когда весь мир работал бы уже на персональных компьютерах. Это консервация значительного отставания нашей страны, как технологического, так и интеллектуального.


Эксперт призвал кардинально пересмотреть стратегию энергетического развития России, сделать в ней приоритетом ВИЭ («должна быть соответствующая научно-исследовательская работа») и ввести плату за выбросы углерода. «Сейчас это есть уже в самых многих странах, от $1–3 в Мексике за тонну до $170 в Швеции. В разных странах разные доли выбросов покрываются этой системой, от $15 в Финляндии до $80 в ЮАР. У нас можно начать с цены 500 рублей за тонну и посмотреть, как это будет работать, — предположил Чистов. — И надо дать четкий сигнал, что уголь, как ископаемое топливо, использоваться не будет. И тут мы в выигрышном положении: у нас доля меньше, чем в Китае, Германии и Индии. Это всего 120 тыс. рабочих мест».


О своих оценках размера платы за выбросы углерода говорили в ходе другой сессии и главы крупнейших мировых компаний. Так, британская BP, итальянская Eni, французская Total и американская Exxon Mobil в своих бизнес-планах исходят из того, что в будущем за тонну выбросов СО2 придется платить $40. Крупнейший импортер СПГ в Европу компания Engie исходит из коридора от €30 в 2020 году до €50 в 2030-м.

Генеральный директор индустриальной группы En+ Максим Соков отметил, что ситуацию надо рассматривать не только как угрозу, но и как возможность.«Большое количество рабочих мест и бюджетных поступлений сегодня обеспечивают нефть, газ и уголь — это факт. Но мы видим, что мир меняется, и меняется очень быстрыми темпами.


Если мы, как бизнес, это не признаем, то через десять лет наша экономика может оказаться просто неконкурентоспособной.


Можно закрыться в домике и говорить: не будем ничего делать, нам и так хорошо. Но если мир поменяется, то времени на реакцию на этот вызов будет очень мало. С учетом длительности инвестиционного цикла в энергетике и металлургии мы должны уже сегодня учитывать будущий переход мира к низкоуглеродной экономике, возможное введение платы за углерод. Например, в «Русале» мы уже предпринимаем инициативу «зеленый алюминий»: к 2021 году 100% алюминия будет произведено с использованием чистой электроэнергии, что снизит углеродный след и повысит конкурентоспособность нашего товара в условиях того, что происходит в мире».


По мнению вице-президента Международной финансовой корпорации (IFC) Димитриса Цицирагоса, в России потенциал повышения уровня энергоэффективности равен уровню потребления энергии во Франции.


«Если нам не удастся выполнить Парижское соглашение, не меньше 100 млн человек могут скатиться за порог бедности. В этой оценке я смотрю на конкретные регионы, которые наиболее подвержены изменению климата: например, побережье Черного моря, Центральная Россия, Монголия, где наблюдается самое высокое повышение температуры», — заявил эксперт.


Источник: Gazeta.ru

Просмотров: 0

© 2020 АНО "ЦЭИ"

Сайт создан на Wix.com